вторник, 24 апреля 2018 г.

Колумбийский университет. Кампус

К северо-западу от Центрального парка, в далеке ( к сожалению) от моих обычных маршрутов находится Колумбийский университет, единственный университет лиги плюща, расположенный в Нью-Йорке.  Это очень и очень известный  университет.
Среди закончивших университет   полно  знаменитостей:  32-й президент Соединенных Штатов Франклин Рузвельт и Джозеф Пулитцер, который завещал университету два миллиона долларов,     бывший государственный секретарь Мадлен Олбрайт  и миллиардер Уоррен  Баффет,    Лорка,  Азимов,  Синклер, композитор   Барток и многие другие... Только за 10 лет с 1996 по 2006 г. Нобелевские премии получили 15 сотрудников и профессоров университета.   Именно здесь впервые в Америке были проведены опыты по расщеплению урана, созданы первые лазеры и заработало радио на ультракоротких частотах.
Поступить в университет не просто сложно, а очень сложно:  в 2017 году  из  37,389  подавших заявление в приемную комиссию Колумбийского университета, было принято только 2,185, что составляет 5.8%.   



 Кампус университета - как отдельный  городок внутри нашего мегаполиса.  Занимает он площадь  в почти 13 гектаров протяженностью 16  блоков.  Для того, чтобы посетить кампус, не обязательно быть студентом или преподавателем, надо только   войти в  старые кованые ворота  на Амстердам авеню на уровне 116 улицы.  И сразу попадаешь в совершенно другой мир... Как-то так неправильно сложилось,  что написав и опубликовав почти 200 постов про различные и интересные места в Нью-Йорке, я обошла своим вниманием  Колумбийский университет.  И вот- спешу исправить эту ситуацию.   

Колумбийский университет - один из девяти Американских  колледжей, которые были основаны еще до подписания декларации о Независимости, и пятый по старшинству.  Первым является Гарвард ( 1636) ,  вторым- совсем небольшой  колледж Вильяма и Мэри ив Виржинии, потом Йельский Университет и Принстон,  а пятым- Колумбийский университет. Называются эта группа колледжей колониальными  колледжами, так как каждый из них был основан в одной из тех самых тринадцати колоний, которые позже стали называться штатами.    Из этих девяти колледжей семь принадлежат так называемой лиге плюща. 


Вообще само название "лига плюща" возникло относительно недавно. Оно впервые появилось в 1933 году и было связано вовсе не с качеством обучения, а со спортом.   Так стали называть группу  старых университетов, команды  которых участвовали в атлетических  соревнованиях.

  И не спроста плющ был выбран для описания этих колледжей. Ведь когда они создавались, за образцы брались английские  университеты,  стены зданий которых были увиты плющом. Интересно, что   задолго до появления этого термина  еще в  1800х годах во время выпускного  дня  существовала традиция посадки  плюща  Planting the ivy. Например Принстонский "Клуб Плюща" был создан еще в 1879 году.

 Колумбийский университет был создан   в 1754 году  на основании хартии  британского короля Георга II и назывался он тогда Королевским Колледжем.   На самом первом курсе университета обучалось всего 8 студентов.   И учились они в небольшой школе, пристроенной  к церкви Святой  Троицы, что на Бродвее напротив Уолл стрит.  После революции Королевский Колледж был переименован в Колумбийский вовсе не в честь Колумба, а в честь Колумбии. Ибо так называли в те далекие  времена  тринадцать первых штатов  и европейцы и сами американцы еще до того как они стали американцами.

 Нью-Йорк рос,  продвигаясь  на север , и вместе с этим  перемещался и кампус Колумбийского университета.  В  1857 году кампус  переместился  примерно   в районе нынешнего  Рокфеллер Центра, и был там почти сорок лет. В самом конце девятнадцатого века  кампус  университета переехал еще севернее  в район, называемый    Morningside Heights , где находится и до сих пор.  Строила кампус знаменитая фирма McKim, Mead & White, которая спроектировала его наподобие   площади в Афинах. 

В центре кампуса находится здание Low Memorial Library, которое  сейчас вовсе и не библиотека.   Огромная ротонда  была построена в 1895 году в стиле неоклассицизма , когда   президентом Университета был  Seth Low, отсюда и название.  Образцом для здания послужил  римский Пантеон, в качестве моделей окон архитектор  выбрал  окна в римских термах Диоклетиана. Для того, чтобы войти в эту ротонду, нужно подняться по ступенькам, на которых в хорошую погоду сидят, лежат и жуют многочисленные студенты, мимо  самой знаменитой статуи  университета,  которая называется   Alma Mater. Это  Афина  работы известного скульптора  Даниела Френча,  того самого, что сделал статую Линкольна в Вашингтонском мемориале.  

Моделью для нее послужила Одри Мэнсон,   самая знаменитая модель Америки начала двадцатого века. Она была моделью для статуи на фронтоне Бруклинского музея, для фонтана перед гостиницей Плаза около Центрального парка, для статуи перед входом в Центральную библиотеку, для золотой статуи на самой макушке Муниципального здания  коло городской мэрии... Я про Одри пару лет писала- вот здесь можно прочитать про нее  у меня в блоге.  В складках мантии Афины прячется сова- символ мудрости.   Студент   курса, раньше остальных  обнаруживший эту сову, назначается главным и произносит речь.

      В здание  Low Memorial Library   может войти каждый желающий. Посередине здания находится огромная ротонда.  Купол ее  - самый большой гранитный купол в США. В этом зале происходят всякие важные мероприятия, например, вручение пулитцеровской премии.  При входе стоит бюст Афины Паллады, сделанный по образцу статуи в Лувре. 
 Внутри  ротонды  стоят 16 колонн, сделанных из зеленого ирландского мрамора, наверху четырех из них - статуи Эврипида, Демосфена, Софокла и Цезаря.  По периметру  расположены многочисленные комнаты. 

Самой  красивой мне показалась  комната, где заседают попечители университета.  А самым  интересным   мне оказался  большой  зал, и в нем   я обнаружила совершенно замечательную коллекцию искусства древнего Китая, которую подарил университету  известный коллекционер  артефактов из  стран   восточной Азии  Артур  Саклер, сын бедных еврейских иммигрантов с Украины. 


Саклер подарил коллекцию не только Колумбийскому университету. Есть в Принстонском университете галерея его имени, и в Нью-Йоркском Метрополитен -музее есть   Sackler Wing. Так называется огромный зал со стеклянной стеной, построенный специально для египетского храма Дендур. Когда  Советский Союз построил Асуанскую плотину, под угрозой затопления в Египте оказали многочисленные  древне памятники. Американцы помогли Египту спасти эти бесценные сокровища, и в благодарность египтяне подарили  этот храм.

На территории кампуса полно интересных статуй, подаренных выпускниками университета.  Талисманом - символом Колумбийского университета - является лев, и большая бронзовая скульптура льва была установлена на кампусе еще в 1924 году. Сделал этого льва тот же самый скульптор, что раньше сделал для Принстонского университета  тигра, талисман Принстона.

 Перед факультетом философии стоит знаменитый "Мыслитель"  Родена. На площади, приподнятой над проходящей под ней улице, стоит замечательная скульптура "Ходящие по проволоке" голландского скульптора.
 На одной из лужаек находится  статуя лежащего Пана американского скульптора и коллекционера  George Grey Barnard .  Это его коллекция легла в основу Нью-Йоркского  музея средневекового  искусства Клойстер (The Cloisters).

По кампусу университета можно гулять как по бесплатному музею на открытом воздухе. Особенно хорошо там весной когда все в цвету, или во время золотой осени. 



четверг, 12 апреля 2018 г.

Город желтого дьявола

Я не помню, входил ли рассказ Максима Горького  "Город желтого дьявола"   в обязательную программу, когда я давным-давно училась в школе в тогда еще Советском Союзе. Как я "Буревестника" наизусть учила- помню, как я сочинение по"Матери" писала- помню, а про желтого дьявола - не уверена.. Но  точно знаю, что  это словосочетание   мне известно давно.  Нью-Йорк называли по-разному - это и "Большое яблоко", и "Город, который никогда не спит".  Но только советские  граждане понимали -   если кто-то говорит-  "Город желтого дьявола"- то этот кто-то говорит о Нью-Йорке.  
 
 10 апреля 1906 года Максим Горький и  его гражданская жена,  актриса Московского театре МХАТ   Мария Андреева прибыли в Нью-Йорк. Через океан пролетарский писатель плыл на корабле    Kronprinz Wilhelm, который был одним  из самых быстрых и самых роскошных  океанских  лайнеров того времени .   Я прочитала, что  в этом же году на этом корабле совершал свое путешествие   самый богатый житель Нью-Йорка John Jacob Astor, один из членов знаменитой семьи Асторов, от имени которых пошло название гостиниц  Астория.   В 1913 году Астор   утонул на Титанике.   Лучше бы  продолжал переплывать океан  на Кронпринце.

 Какую каюту занимал Астор, я не знаю, но про  Максима Горького точно известно, что в его распоряжении на корабле были   гостиная, спальня   и  кабинет с большим письменным столом , чтобы время в пути - целых шесть дней -не пропало зря...  В то время стоимость  этих шести дней в каюте-люкс достигала 2000  долларов - огромные деньги.  Если принимать во внимание  только инфляцию, то  это примерно около 40000 долларов. Неплохо путешествовали пролетарские писатели.  Кстати, целью поездки были агитация против займов царскому правительству    и сбор в партийную кассу. Правда,  мне неизвестно, кто платил за каюту... 

В поездке пролетарского писателя сопровождал  боевик  Николай Буренин.  Буренин,   член "боевой технической группы большевиков",  был отлично образован,  он аккомпанировал    пению Ф. И. Шаляпина и коллекционировал ноты. Он прожил  очень долгую и удивительно интересную жизнь, после 1917 года работал в Финляндии и Германии, потом стал писать мемуары...
 Кстати  именно рассказы Николая про  тяжелую  пролетарскую   судьбу  использовал Горький в своем романе "Мать", который он написал  в Нью-Йорке. 

  Когда корабль пришвартовался к 52 причалу, который находился  на Гудзоне в районе  Челси, нетерпеливые журналисты ринулись на палубу, чтобы взять у Горького интервью.     Вот что про это писал  Буренин   в своих мемуарах:   " Подошел день, когда мы стали приближаться к Нью-Йорку. Еще не были видны берега, как на горизонте показался катер. Вскоре он подошел к пароходу вплотную. На его палубе стояли люди, которые приветственно махали шляпами, фуражками, платками.    Катер сделал круг и пришвартовался к пароходу. По спущенному с парохода трапу стали быстро взбираться люди. Это были репортеры различных газет и журналов. Все они устремились в каюту Горького. С блокнотами в руках и фотографическими аппаратами, переброшенными через плечо, они толпились в каюте, влезали ногами на диваны, усаживались на их спинки.(.  ) Пристань была усеяна толпой, собравшейся встречать Горького. Это были русские эмигранты.
   На следующий день нью-йоркские газеты подробно описывали приезд Горького. Одна из газет сообщала: "Буря энтузиазма приветствовала Максима Горького... Русский писатель и революционер Максим Горький высадился вчера с парохода под громкие приветствия тысяч своих соотечественников. В течение нескольких часов они ждали его под дождем


Остановился Максим Горький в гостинице Hotel Belleclaire на углу  West 77 и Broadway на девятом этаже. Этот  шикарный отель  тогда был совсем новый, в 1903 году построенный тогда еще молодым  архитектором  Emery Roth.  Позднее   Emery Roth  построит всем известные кооперативы  The San Remo,   Beresford  и  Eldorado , которые стоят на западной границе Центрального парка .  Отель этот  до сих пор существует, и на его сайте Максим Горький упомянут вместе с Марком Твеном, который не только жил в этом отеле, но и участвовал в организации   визита Горького.   

Вот что дальше пишет Буренин:
    "Когда мы вышли на прогулку, публика узнавала Горького на улице по фотографиям, помещенным в газетах. Помню, как мы спустились в нью-йоркское метро. Пассажиры, посмотрев на Горького, а затем на газеты, которые в этот час были у большинства из них в руках, вскакивали с мест, бросались к Горькому, жали ему руку и говорили: "Добро пожаловать, господин Горький .
   В тот же день состоялся обед в честь Горького в помещении так называемого клуба "А". Клуб этот помещался   в особняке на аристократической улице Нью-Йорка и принадлежал Университетской колонии. На этом обеде присутствовал Марк Твен и большая группа молодых американских писателей.
Максим Горький и Марк Твен на обеде
Дома,  где находился этот клуб, сейчас уже нет, на его месте в 1927 году построен кооператив, а вот статья в газете Нью-Йорк Таймс, описывающая этот обед, сохранилась. И из этой статьи становится ясно,  что принимали в Нью-Йорке Горького на широкую ногу. Оплачивал все это Генри Вилшер (  Henry Gaylord Wilshire) , миллионер- социалист из Калифорнии, сделавший свое состояние на торговле недвижимости.  В Лос-Анжелосе есть бульвар его имени. 
Горький был  от Нью-Йорка в восторге!  В первый же день своего пребывания, увидев из окна своего номера  Гудзон, Горький воскликнул  "Ой! это совсем как у меня дома в Нижнем Новгороде, а  это ведь Волга? Ну тогда я действительно дома!" ("What, is this my native Nishni-Novgorod, and is this the Volga? Then I am at home, indeed.")  
Кто-то, стоящий рядом с ним заметил, что даже  названия городов похожи- Новый Город  -Новгород  и Новый Йорк  Нью-Йорк. На что Горький ответил: "Какая разница? Я чувствую себя как дома,  хотя я ни одного слова не понимаю. Я и часа здесь не пробыл, но я ощущаю, что Нью-Йорк- это самый великий  город, и что Соединенные Штаты самая великая страна на  лице земли".  

Когда Горького повели гулять на Таймс Сквер и показали недавно построенное здание газеты New York Times- то самое, на котором сейчас наверху на шпиле прикреплен новогодний шар, Горький воскликнул  "Я не могу уехать не узнав,  как такие здания строить"   ( "I mean to know how it is possible to erect such structures before I leave this country."  Горького возили на могилу Генерала Гранта, катали по Центральному парку  , и все-все ему нравилось,  и все шло отлично целую неделю.

 А 14 апреля грянул скандал! Дело в том, то когда  Горького с Андреевой селили в гостиницу, Генри Вилшер, который оплачивал гостиницу, записал их как мужа и жену...    А журналисты разузнали, что это вовсе не так,  и Андреева- любовница Горького.   Газета   «New York World», которой тогда владел Joseph Pulitzer,  опубликовала  статью,  в которой говорилось, что   так называемая мадам Горький - вовсе на мадам, а русская актриса Андреева, с которой Горький, разошедшийся со своей женой,   живет уже несколько лет  -"so-called Mme Gorky who is not Mme Gorky at all, but a Russian actress Andreeva, with whom he has been living since his separation from his wife a few years ago". И что тут началось...   

 Управляющий гостиницы сказал- у нас семейный отель - и отказался предоставлять номер  Горькому и его любовнице и попросил их выехать...  
 
Почему-то вдруг  мне вспомнилось, когда, на самой заре своей служебной карьеры, я ездила в командировки, то в одном номере в Советском Союзе   мужчину и женщину селили только по предъявлении   паспорта со штампом о браке. ну, это к слову пришлось...


Дом на Стетен Айленде где жил Горький
 Горький был возмущен и пытался переехать в другой отель, и в третий- но везде отказ... Он тогда нашел себе пристанище   на Стетен-Айленде, в доме по адресу  7 Howard Ave.  Там он  жил больше месяца, и именно там  Горький начал писать свой роман "Мать".   Дом этот принадлежал достаточно богатому социалисту  Мартину, а построен он был в 1852 году by Dr. Samuel M. Elliot, первым в Нью-Йорке глазным врачом.  Интересно отметить, что до Горького в этом доме останавливался Чарльз Диккенс.

 После такого скандала отношение к Горькому изменилось, и причиной этому было не только его двоеженство.  В эту же неделю Горький подписал    телеграмму  с приветствием  двум профсоюзным лидерам, которым грозила смертная казнь по подозрению в убийстве бывшего губернатора штата Айдахо.  Этих двух молодцов потом оправдали, но  тем не менее- в телеграмме они назывались братьями- социалистами... «Привет вам, братья-социалисты! - писал М.Горький. - Мужайтесь! День справедливости и освобождения угнетённых всего мира близок. Навсегда братски ваш"

   В общем, миссия Горького по сбору денег фактически провалилась . Были собраны вовсе не миллионы, как предполагалось,  только десять тысяч.  Вот что писал сам Горький про свое пребывание в Нью-Йорке : " В Америке (....) видел очень многих и очень много, но не встречал ни одного человека, который понимал бы всю глубину русской революции, и всюду чувствовал, что к ней относятся как к «частному случаю европейской жизни» и обычному явлению в стране, где «всегда или холера или революция», по словам одной «гэнсом лэди» , которая «сочувствовала социализму». Американские товарищи, тоже рассматривая русскую революцию как «частное и неудавшееся дело», относились к деньгам, собранным мною на митингах, несколько «либерально», в общем я собрал долларов очень мало, меньше 10 тысяч.   Вообще поездка не удалась, но я там написал «Мать», чем и объясняются некоторые «промахи», недостатки этой книги."

Но, несмотря на неуспех, Горький и   Андреева  пробыли в Нью-Йорке почти полгода.  Просто потом американским газетам их пребывание стало совсем не интересно.

 13 октября 1906 года  Горький и Андреева  покинули Нью-Йорк. И в этом же, 1906 году,  был опубликован  очерк  Максима Горького под названием   "Город желтого дьявола" .  Желающие могут прочитать его целиком - его очень легко найти, а я же в конце своего рассказа приведу только одну цитату из этого очерка:
"Массивная фигура бронзовой женщины покрыта с ног до головы зеленой окисью. Холодное лицо слепо смотрит сквозь туман в пустыню океана, точно бронза ждет солнца, чтобы оно оживило ее мертвые глаза. Под ногами Свободы - мало земли, она кажется поднявшейся из океана, пьедестал ее - как застывшие волны. Ее рука, высоко поднятая над океаном и мачтами судов, придает позе гордое величие и красоту. Кажется - вот факел в крепко сжатых пальцах ярко вспыхнет, разгонит серый дым и щедро обольет всё кругом горячим, радостным светом.  А кругом ничтожного куска земли, на котором она стоит,скользят по воде океана, как допотопные чудовища, огромные железные суда, мелькают, точно голодные хищники, маленькие катера. Ревут сирены, подобно голосам сказочных гигантов, раздаются сердитые свистки, гремят цепи якорей, сурово плещут волны океана.


Всё вокруг бежит, стремится, вздрагивает напряженно. Винты и колеса пароходов торопливо бьют воду - она покрыта желтой пеной, изрезана морщинами.
И кажется, что всё - железо, камни, вода, дерево - полно протеста против жизни без солнца, без песен и счастья, в плену тяжелого труда. Всё стонет, воет, скрежещет, повинуясь воле какой-то тайной силы, враждебной человеку"
И дальше- в таком же духе...

четверг, 5 апреля 2018 г.

Hudson Yards - самый большой частный строительный проект за всю историю Америки.

Обычно я не пишу про недостроенные здания. Вот достроят до конца, тогда и напишу.. Но сейчас я сделаю исключение, так как речь идет не об одном здании, а о гигантском проекте, и неизвестно, буду ли я писать еще  статьи про Нью-Йорк в  2025 году, когда по планам проект этот будет полностью завершен. 

 Речь идет о  Hudson Yards, который называют самым большим частным строительным проектом за всю историю Америки.  И еще- это самая  большая   стройка Нью-Йорка после Рокфеллер-Центра.  Хочу напомнить, что во времена великой депрессии Джон Рокфеллер младший вложил 250 миллионов долларов ( три миллиарда на сегодняшние деньги) в строительство девятнадцати зданий   на 22 акрах земли в самом сердце Нью-Йорка.  


Вид на две новые башни с  Highline
Если пройти  от Рокфеллер-центра на запад и немного на юг, недалеко пройти- минут 30 пешком, то  вы окажитесь прямо в центре гигантской строительной площадки.   Еще туда можно  попасть, если дойти до  северного конца    Highline, знаменитого  линейного парка, построенного   совсем недавно на месте железнодорожных путей, проложенных на эстакаде  между 14 и 34 улицами  ближе к берегу Гудзона.  Последняя часть  этого парка, открытая в  сентябре 2014 года, и ведет как раз к  Hudson Yards.

 А совсем ленивым можно  сесть на метро,   линию 7,  и доехать до  остановки   Hudson Yards.  Я так и сделала, тем более мне хотелось на эту новую станцию посмотреть.  Ну что вам сказать... Красивая, новая, чистая станция, глубоко под землей.  Платформа расположена  на глубине  38 метров, что делает эту станцию третьей по глубине залегания  из почти полтысячи  станций нью-йоркского метро.  Туда ведут пять    этажей эскалаторов, что для Нью-Йорка очень необычно. Как правило, два пролета  ступенек- и ты на платформе. Открыли эту станцию в сентябре 2015 года, и это была первая новая станция начиная с 1989 года.


Как известно, в 2012 году  были Олимпийские Игры,  и Нью-Йорк подавал заявку на их проведение.   Кроме Нью-Йорка,  в этом соревновании участвовали еще Москва, Париж, Лондон и Мадрид. Победил Лондон.  Когда разрабатывали заявку, предполагалось, что если Нью-Йорк выиграет, то на Вест-сайде на берегу Гудзона  построят новый стадион, а на  Ист Ривер, напротив здания ООН- олимпийскую деревню.  

Эти два объекта как раз и должна была связывать 7 линия метро.  Но олимпиада была в Лондоне,  стадион не построили, а метро все-таки, правда с опозданием на три года, открыли.   Самое замечательное на этой станции- наличие  климат -контроля на платформах.  Те, к то ездил в Нью-Йоркском метро летом, меня поймут- как это здорово.  И еще там очень - очень красивая мозаика...

Жалко, что это не моя станция метро. И вообще, когда я поближе познакомилась с этим строящимся районом, мне стало жалко, что я никогда там жить не буду- не по карману мне это... Разработка плана началась еще в 2005 году, когда этот район был как говорят по- английски "rezoning".   Тут я должна отвлечься и рассказать про зонирование- без понимания этого вообще сложно понять, почему Нью-Йорк такой,  как он есть.



Самая ранняя карта зонирования Нью-Йорка 
 Вот как определяет понятие зонирование всезнающая  Википедия  "Градостроительное зонирование — это разбивка территорий муниципальных образований в целях определения территориальных зон и установления градостроительных регламентов; вид градостроительной деятельности. Считается, что современная концепция зонирования была создана во Франции Наполеоном, когда он издал декрет 1810 года о защите определенных районов городов от вредного использования. Затем подобные законы были изданы в Пруссии и Германской империи". 

В Нью-Йорке зонирование впервые  было применено в  в 1916 году- только-только его столетие отметили. Причиной для введения правил  стало строительство  высотного здания на Бродвее Equitable Building (120 Broadway). Когда его построили , то выяснилось, что из-за его высоты ( аж 41 этаж) все соседние дома оказались в сильно проигрыше. Во-первых, там стало темно- высотка загородила свет, а во-вторых, нагрузка на все городские службы сильно возросла .

Ну например, число мусорящих на тротуарах стало сильно больше...  Интересно, что в том, самом первом  правиле городского  строительства,   высота здания  не  была ограничена,  зато написано, что только  на 25 процентах  от общего размера   можно строить здание неограниченной высоты,    на высоту остальных  75 процентов накладывались всевозможные ограничения.
Еще в этом законе было введено  несколько типов застройки- жилая, торговая, промышленная.   Этот строительный  код  просуществовал достаточно долго, и только в 1961 году  в него были внесены дополнения и изменения. Основное, что было введено- это  Floor Area Ratio (FAR) , которое  дало возможность  в некоторых районах ограничивать высоту здания. Например, если в  том районе, где FAR =10 , застройщик, который хочет занять весь лот под здание, не может построить дом выше 10 этажей.
 Эти принципы зонирования оказали существенное влияние  на облик города.  В районе  промышленного зонирования нельзя строить жилье, и наоборот, если улица только жилая, то там даже магазин не откроешь.


Мастер план
Так будет
Вернусь к   Hudson Yards.   В 2005 году  изменили зонирование района  с промышленного на коммерческий и жилой.   Дело в том, что там находится огромное депо метро. Каждый, кто гулял по  третьему, самому последнему участку Highline,  мог  видеть эти бесконечные рельсы со стадом вагонов.  Как только  изменили, сразу же началось проектирование.   Предполагалось построить 16 небоскребов  на  специально сконструированной платформе,  перекрывающей часть этого  депо.   




Когда будет построено все, что запланировано- к 2025 году -  там появится больше двух миллионов  квадратных метров офисного пространства и больше 13000 квартир.    
И за всем этим стоит очень интересный мужик Stephen M. Ross - новая звезда недвижимости Нью-Йорка, который, по версии Форбс, стоит 12 миллиардов.


Макет застройки
В списке мультимиллионеров Блумберга он стоит на весьма почетном 139 месте.   Росс родился в 1940 году в  еврейской семье  в Детройте, в возрасте 28 лет переехал в Нью-Йорк, работал в  Bear Stearns.   Он владеет   элитарным  спортивным клубом  Equinox  и командой   Miami Dolphins . Это Росс построил огромный   «Time Warner Center» около площади  Колумба, общая площадь которого составляет четверть миллиона квадратных метров.   (2,8 миллиона кв. футов).   Сейчас в этом центре на втором этаже можно посмотреть макет  Hudson Yards.


Будущий культурный центр
Газеты много внимания уделяют и  Россу и его проекту. Росс себя сравнивает с Трампом- он как-то сказал   "Только два ньюйоркера  имеет  свои офисы в тех же домах, что  построили и в которых у них квартиры. Это Трамп и я".   Росс старше  Трампа на шесть лет, и  в те годы, когда другие  спокойно пожинают плоды своей долгой трудовой деятельности, затеял огромный многолетний проект- самый большой не только у  него, но и  во всем Нью-Йорке. 

" Через двадцать лет, -говорит Росс,  - в городах будет жить от 70 до 80 процентов всего населения". Вот он и строит город внутри города.  Там будет пять офисных зданий,  жилые башни, школа, отель, парки, спортивный центр.  Мало того, там планируется открыть свой госпиталь. А еще строится огромный культурный  центр со смешным названием "Сарай" - The Shed . Сарай этот открывается совсем скоро и будет первым построенным в Нью-Йорке "домом культуры"- там будет и театр, и концертный зал, и выставочное пространство.



 И еще там  в центре  Hudson Yards строится странная штуковина. Я даже не знаю как ее описать. Называется она  пока Vessel, но написано, что когда она будет до конца построена, ее переименуют. Там будет много-много лестниц  ( 154!) по которым можно будет подниматься, и лестничных площадок, с которых должны открываться потрясающие виды на Гудзон. Штука эта высотой с шестнадцатиэтажный дом будет коническая, метров 20 в диаметре внизу, и расширяющаяся кверху почти до 50.
Vessel
В своем интервью журналу  Fortune Росс говорил, что он  хочет построить что-нибудь странное, необычное и монументальное. Автор этого английский скульптор  Thomas Heatherwick, который в Америке , да и во всем мире мало известен. Самым известным его проектом была чаша для Олимпийского огня для олимпиады 2012 года в Лондоне.   Совсем недавно у  Vessel возвели последний  последней этаж.  Местные газеты широко освещают строительство этой штуковины.   

Fortune  назвала   Vessel  Манхэттенским ответом Эйфелевой Башне,   и    CNN повторил это.  Elle Decor сравнила   Vessel to с рисунками Эшера , а   The New York Times назвала  "Лестницей в никуда".   Вокруг  Vessel   предполагается разбить парк с цветниками и фонтанами.  
 Я с интересом слежу за этой стройкой.  Мне кажется, что скоро в НЬю-Йорке появится еще одно место,  где будет приятно гулять как   днем, так и вечером.